28 августа - 03 сентября 2011   № (28)2058 Издается с 1990 г.
Тень предательства
На Стамбульском саммите Россия пошла на уступки
Недавно парламентарии ОБСЕ вновь призвали Российскую Федерацию «возобновить и завершить вывод войск и вооружения из Молдавии в соответствии с действующими принципами международного права и обязательствами, взятыми Москвой в рамках ОБСЕ».

В документе подчеркивается, что Парламентская Ассамблея призывает всех участников урегулирования приднестровского конфликта провести консультации по «преобразованию существующего механизма поддержания мира в многонациональную гражданскую миссию с международным мандатом со стороны ОБСЕ». В резолюции также подчеркивается, что наличие неразрешенного конфликта на Днестре представляет угрозу для безопасности и стабильности в Европе и в регионе ОБСЕ. Эта организация как посредник в переговорах по приднестровскому урегулированию подтверждает приверженность поиску путей решения проблемы путем переговорного процесса в формате «5+2». Парламентская Ассамблея ОБСЕ считает, что определение особого правового статуса для Приднестровья в составе РМ является главной целью процесса урегулирования. В резолюции также отмечается, что члены Парламента РМ и Верховного Совета Приднестровья дали согласие на неформальную встречу в Стокгольме в начале октября текущего года.

Но это еще не все. Относительно недавно министры иностранных дел стран-членов НАТО вновь потребовали от Москвы соблюдать обязательства, взятые на Стамбульском саммите ОБСЕ 1999 г., согласно которым Россия должна вывести из Приднестровья вооружение и вывести воинские части. Таким образом, идеи саммит ОБСЕ в Стамбуле 1999 г. время от времени реанимируются и вводятся в оборот большой политики. Поэтому есть смысл еще раз вернуться к событиям того времени.

ОБСЕ в лабиринте правовых проблем

При подготовке саммита ОБСЕ в Астане в 2010 г. для руководства Казахстана дипломаты подготовили соответствующую справку. Мы приведем из этого документа некоторые выдержки для того, чтобы иметь более четкое представление о главном смысле стамбульского саммита, в котором принимал участие тогдашний президент России Борис Ельцин, выступивший на форуме с докладом.

Стамбульский саммит оценивается как переход ОБСЕ к новому периоду в своей истории. К 1999 г. отношения между западными странами и Москвой резко ухудшились. Один конфликт интересов был связан с политикой в отношении Чечни, другой — в связи с войной стран НАТО против Югославии. Во время этой войны Россия впервые резко выступила против западной политики, и одним из направлений критики был вопрос о нарушении главного принципа ОБСЕ — нерушимости границ в Европе. В результате бомбардировок Белград вывел свои войска из бывшего автономного края Косово. В результате Косово стало самостоятельным протекторатом под контролем НАТО, а впоследствии получило независимость. Политика НАТО, а значит, и европейских стран в отношении Югославии исходила из принципов первичности прав человека, которые противопоставлялись принципу нерушимости границ в Европе. НАТО применило военную силу против Югославии, для того чтобы решить проблемы «гуманитарной катастрофы» косовских албанцев. Но альянс оказался в правовой ловушке. Косово, ставшее фактически независимой территорией под натовским протекторатом, разрушало принцип нерушимости границ в Европе. В то же время этот принцип является основой существующей системы безопасности не только в Европе, но теперь и в Центральной Азии. НАТО пытается убедить мировое сообщество, что мир после завершения холодной войны серьезно изменился и старые правила уже не являются универсальным методом поддержания безопасности на континенте. Но раз старые правила не действуют, то тогда ставится вопрос о разработке новых правил существования системы безопасности. Для ОБСЕ это был очень сложный вопрос. Речь шла о базовых принципах и самой основе ее существования этой структуры. Потому что перенос акцента в деятельности организации на «третью корзину» в контексте событий в Косово выглядел так, что ОБСЕ следует логике победителя в «холодной войне». Если западные стандарты и ценности являются приоритетными, то, естественно, получается, что именно страны Запада должны следить за их соблюдением и корректировать поведение в случае отклонений от идеологической линии. Поэтому война в Косово выглядела, как попытка НАТО демонтировать последнюю империю в Европе, сделать из Сербии обычное государство, без прежних имперских амбиций. Однако в России сочли, что это угрожает ее интересам, что западные страны стремятся ослабить ее, окружить лояльными им государствами, создать нечто вроде «санитарного кордона». В результате к моменту начала саммита в Стамбуле отношения между Россией и странами Запада были весьма непростыми. Однако открытого конфликта на саммите не произошло. Президент США Билл Клинтон выступил с примирительной речью по отношению к России. Президент России Борис Ельцин выступил с речью о правах и обязанностях западных стран. Затем он покинул саммит, в его отсутствие работа прошла в спокойном режиме. Не было принято резкой резолюции по отношению к ситуации в Чечне, в ответ российская делегация подтвердила обязательства по выводу своих войск из Грузии и из Приднестровья. Так что саммит закончился односторонними уступками России, а не вничью, как утверждают сейчас некоторые политологи.

Нужно ли выводить войска РФ из Приднестровья?

Наша справка: Российские вооруженные силы не находятся на территории Бессарабии. Ограниченная группа российских войск (ОГРВ) и российские миротворцы дислоцируются на территории Приднестровской Молдавской Республики (ПМР). Обе составляющие российского военного присутствия в ПМР закреплены в статьях 2 и 4 Соглашения о принципах мирного урегулирования молдавско-приднестровского конфликта, подписанного в 1992 г. президентами России и Молдавии в присутствии президента Приднестровья. Согласно статье 8 данного Соглашения, его действие может быть прекращено либо «по согласию сторон», либо «в случае выхода из него одной из договаривающихся сторон». Что касается «Стамбульских обязательств» в части вывоза вооружений из Приднестровья и Грузии, взятых Россией в контексте ДОВСЕ, но при этом носивших двусторонний российско-молдавский и российско-грузинский характер и не касавшихся третьих стран, то они были выполнены досрочно еще в 2001 г.. На данный момент и в Приднестровье, и в Грузии нет никаких вооружений, которые регулируются ДОВСЕ. Более того, в июле 2007 г. Россия ввела мораторий на соблюдение ДОВСЕ в связи с тем, что договор не был ратифицирован ни одним государством-членом НАТО.

Будем говорить только о фактах. В ноябре прошлого года и.о. президента Молдавии Михай Гимпу обратился с просьбой о помощи к НАТО в выводе российских войск с территории Приднестровской Молдавской Республики. Гимпу зачитал соответствующее письмо, с которым он обратился к генеральному секретарю НАТО Андерсу Фог Расмуссену: «Ваше превосходительство! В контексте нынешних дискуссий о возобновлении Договора об обычных вооруженных силах в Европе и подготовки к саммиту ОБСЕ в Астане обращаюсь к вам в связи с чрезвычайно важным вопросом, который касается безопасности и будущего Республики Молдова, а именно: вывод российских войск с территории нашего государства.

Несмотря на то, что с момента провозглашения независимости Республики Молдова прошло почти 20 лет, и Российская Федерация обязалась как на двустороннем, так и на многостороннем уровнях, например, на саммите ОБСЕ в Стамбуле в 1999 г., вывести свои войска с территории нашего государства, они до сих пор остаются в восточных районах Республики Молдова, нарушая нормы международного права и Конституцию Республики Молдова, которая запрещает размещать вооруженные силы других стран на территории суверенного и независимого государства Республики Молдова. Находящиеся на территории нашего государства российские войска являются не только постоянным источником угрозы безопасности Республики Молдова, но и подпитывают приднестровский сепаратизм, поскольку тираспольские сепаратистские лидеры видят в нахождении российских войск, дислоцированных в этом регионе, моральную, политическую и материальную поддержку своим действиям. Вследствие этого российские войска на территории Республики Молдова серьезно подрывают усилия международного сообщества, направленные на мирное урегулирование конфликта».

«Предстоит переформатирование миротворческой операции», — заявил Сергей Лавров 29 марта 2011 г. на встрече с министром иностранных дел Молдавии Юрием Лянкэ. По его словам, «вопрос сейчас в том, как приспособить международное присутствие к тем задачам, которые будут вытекать из урегулирования». Под задачами имеется в виду обеспечение особого статуса Приднестровья в составе Молдовы. Если такое случится, то Тирасполь останется один на один с Кишиневом, за которым стоят Румыния и НАТО. Это может резко изменить геополитику на юго-западе бывшего СССР. В случае выдвижения ультиматума Тирасполю со стороны Кишинева Румыния может поддержать его военной силой, тогда как ПМР лишилась бы военного прикрытия. В итоге соотношение сил не только на Днестре, но и в самом Кишиневе радикально изменилось бы в пользу тех, кто сориентирован на Бухарест.

У России, если она хочет сохранить свои позиции на Днестре, объективно есть два варианта — сохранять статус-кво или же настаивать на федерализации (конфедерализации) постсоветской Молдавии. Бухарест выступает категорически против федерализации или конфедерализации бывшей Молдавской ССР как моделей урегулирования конфликта на Днестре. Это значит, что при определенном раскладе Румыния начнет просчитывать варианты «интеграции Молдовы в Евросоюз» через Бухарест вместе с Приднестровьем. При этом ставка делается на то, чтобы принудить российскую дипломатию к дальнейшим односторонним уступкам. Если российские военные уйдут из Приднестровья до заключения Договора об урегулировании, Тирасполю при всемерной поддержке Румынии, возможно, будет предъявлено требование под угрозой силы согласиться на воссоздание единой унитарной Молдавии, какой она была до раскола 1990 г. Тем более что у ПМР нет общей границы с Россией. К тому же в правящем в Молдавии «Альянсе за европейскую интеграцию» в целом на позиции нейтралитета стоит Демократическая партия Мариана Лупу. Либеральная партия Михая Гимпу и часть членов Либерально-Демократической партии Влада Филата выступают за вступление Молдовы в НАТО. Гимпу и его соратники также выступают за углубление всестороннего (в том числе военного) сотрудничества с Румынией — членом НАТО. Как видим, круг замыкается. Схема политиков Кишинева и Бухареста такова: США и ЕС давят на Москву, Москва давит на ПМР, а Тирасполь соглашается на унитарное урегулирование. Правда, нельзя исключать, что Москва все же попытается сохранить статус-кво на Днестре. На это намекают слова Лаврова о том, что договариваться должны «сами Кишинев и Тирасполь — на основе равноправия и взаимного уважения». Но сработает ли такой прием — никто не знает. Учитывая равное соотношение сил между ПМР и РМ, а также весовую категорию стоящих за каждой из сторон конфликта союзников, реальным компромиссом может быть следующее. Полномочия Тирасполю не делегируются сверху Кишиневом. Между ПМР и РМ подписывается горизонтальный Договор о разграничении полномочий. При этом внешние границы бывшей МССР могут сохраняться. Что же касается российских войск, то они должны оставаться в Приднестровье в качестве гаранта до подписания какого-либо соглашения.




Центральная редакция:
Адрес: Тел. +7-499-965-69-37, 89197736146, Факс: (495) 641-04-57
Электронная почта:   rosvesty@yandex.ru  
All rights reserved. «Российские Вести» 2002-2018 ©