02 - 08 апреля 2010   № (12)2003 Издается с 1990 г.
Парламентарий должен работать
Но его надо заставить это делать
На днях на встрече с представителями парламентских партий Дмитрий Медведев высказал свое возмущение тем фактом, что многие депутаты не появляются на работе даже во время пленарных заседаний. «Меня самого удивляет картинка из зала заседаний Госдумы, когда там сидит 10—15% от списочного состава», — сказал он.

Вице-спикер Госдумы, секретарь президиума генсовета «Единой России» Вячеслав Володин поспешил заявить, что готов бороться с прогульщиками. По его словам, для этого надо будет внести изменения либо в регламент нижней палаты, либо в закон о статусе члена Совета Федерации и депутата Госдумы. «Если изменить закон, — отметил Володин, — то надо прописать, что депутат не может без уважительной причины пропускать пленарные заседания».

Судя по всему, один из высших чинов «ЕР» давно не заглядывал в этот закон. Дело в том, что в нем уже содержится норма, согласно которой депутат или сенатор может не появляться на заседаниях только «по уважительной причине». Правда, что является уважительной причиной, а что нет — закон практически не регламентирует. Согласно статье 6 закона, парламентарии «не вправе… заниматься предпринимательской или другой оплачиваемой деятельностью», зато могут преподавать, заниматься наукой и творчеством.

Так что если, например, депутат Госдумы во время пленарного заседания готовится к концерту или преподает — это отсутствие «по уважительным причинам». Как известно, многие из депутатов занимаются перечисленными видами деятельности. Ни для кого не секрет, что, скажем, для Иосифа Кобзона или Александра Розенбаума законодательство никогда не являлось приоритетом, а в Думу их и многих других известных деятелей культуры, спорта и науки пригласили для того, чтобы лицо партии было более привлекательным и узнаваемым.

Володин говорит, что «в регламенте прописана норма, которая дает депутату право передать свою карточку для голосования, если ее отменить — это может решить проблему». Возможно это вариант решения, но как-то с трудом верится, что после этого известная спортсменка Алина Кабаева или те же Кобзон с Розенбаумом будут по средам и пятницам просиживать на пленарке целый день.

Между тем напомним, что главным доводом в пользу необходимости уничтожения советской представительной и законодательной системы в 1993 году со стороны демократов был ее «непрофессиональный» характер. Упреками в непрофессионализме они тогда изрядно досадили своим оппонентам. «Вот создадим профессиональный парламент, в котором депутаты будут работать на постоянной основе и все будет хорошо», уверяли они. Создали Думу — и что? Избиратели регулярно видят полупустой зал на ее заседаниях.

В то же время Верховные Советы как СССР, так и РСФСР хоть и назывались «советами», но с конца 80-х годов уже работали на постоянной основе. Когда в 2000-е в Думе возникло устойчивое большинство правящей партии, думцы стали посещать пленарные заседания еще реже. Как сказал в минувшую пятницу лидер ЛДПР Владимир Жириновский, «какой смысл сидеть на пленарном заседании — вон они сидят, читают газету — если все решения принимаются на фракции «Единой России» в понедельник? Зачем после этого идти на пленарные заседания в среду и пятницу?». После чего добавил, что «однопартийная система ведет к деградации самой правящей партии», проведя параллель с Киргизией, где также была монополия исполнительной власти. Похожие аргументы высказал нам и член «Справедливой России» Илья Пономарев. «Зачем сидеть на пленарке, если от отдельного депутата ничего не зависит? Лучше я буду помогать своим избирателям на местах, решать их насущные проблемы».

Вполне может возникнуть и другой вопрос: не слишком ли много депутатов в Думе? Если можно обойтись, скажем, сотней работающих народных избранников, зачем налогоплательщику содержать еще 350 мертвых депутатских душ, которые толком не работают, но зарплату исправно получают?

Компактный недорогой работающий парламент — идея достаточно старая. Однако она упирается в одну из основополагающих демократических идей — народного представительства. С одной стороны, чем в большем количестве представлен народ в законодательном органе власти — тем демократичней политическая система страны. С другой — слишком многочисленный парламент менее работоспособен. Напомним, что во времена перестройки в СССР была попытка демократизировать советскую систему путем возврата к такому институту как Съезд народных депутатов. Орган получился сверхдемократичный. И в том смысле, что им было почти невозможно управлять извне, и в том, что каждый народный избранник в нем говорил и делал то, что считал нужным. Но в силу его громоздкости — 2250 депутатов, которые собирались два раза в год и принимали решения большинством голосов от общего числа депутатов, — его работа была затруднена. Съезд выбирал из своего состава постоянно работающий парламент — двухпалатный Верховный Совет Советского Союза, численность которого тоже была немаленькой — 1500 человек. Верховный Совет России был намного компактней Госдумы — всего 252 человека. Что, впрочем, не спасло его от разгона в 1993 году…

В России на сегодня 450 депутатов федерального парламента на 141 млн человек. В то же время на Украине тоже количество на втрое меньшее население. В США почти такое же число депутатов Конгресса на 307-миллионное население. В этом смысле народное представительство в Европе гораздо более солидное. На 62-миллионную Великобританию — 646 членов Палаты общин. А на 7-миллионную Швейцарию — 246 парламентариев.




Центральная редакция:
Адрес: Тел. +7-499-965-69-37, 89197736146, Факс: (495) 641-04-57
Электронная почта:   rosvesty@yandex.ru  
All rights reserved. «Российские Вести» 2002-2018 ©