01 - 07 июля 2009   № (25)1966
Издается с 1990 г.
Krelin-9.Rosvesty.Ru

Riga.Rosvesty.Ru

Kiev.Rosvesty.Ru

Baku.Rosvesty.Ru

Pmr.Rosvesty.Ru









Смогут ли россияне и немцы забыть войну
Директор Института всеобщей истории РАН Александр Чубарьян сообщил, что российские и немецкие историки хотели бы написать совместный учебник по истории ХХ века.

А вот коллега Чубарьяна, директор Института Европы РАН Николай Шмелев считает, что об этом можно рассуждать сугубо теоретически: «Близкой перспективы я не вижу. Еще живы многие люди, которые хранят тяжкую память о войне». Кроме того, российским и немецким историкам вряд ли удалось бы договориться по многим ключевым вопросам.

Правда в том, что исторические знания, информация об исторических событиях и странах, получаемые в школах и в вузах России и Германии, закладывают определенные стереотипы, основу для дальнейшего отношения друг к другу с подрастающего поколения россиян и немцев. Но внутренняя и внешняя политика государств, взаимоотношения между странами влияли и будут еще долго влиять как на содержание учебников по истории, так и на практику ее преподавания и даже изучения. Достаточно привести примеры попыток совместной работы Германии и Франции, Германии и Польши по написанию общих учебников по истории, чтобы показать масштабность и всю сложность этой проблемы. Она не снимает, а, как показывает реальная практика политической жизни, часто обостряет проблемы межнационального общения даже в условиях объединенной Европы, когда активно развиваются интеграционные процессы. При этом задача, поставленная перед историками, очевидна: через исторические знания начать процесс формирования общей европейской ментальности среди многочисленных народов Европы.

У этих попыток есть и своя предыстория. «В 1945-м и в последующие послевоенные годы ситуация, начиная с самих авторов западногерманских школьных учебников, была особенно сложной, - считает Хорст Гюнтер Линке, профессор института Бундесвера в Кельне. - Страна была политически, экономически и морально зависима от оккупационных властей. Это касалось также сферы воспитания и образования. Если говорить конкретно об основных направлениях историко-политического образовании, то американцы и англичане в первые годы концентрировали свои усилия на перевоспитании населения Германии в духе демократии и взаимопонимания народов при искоренении национал-социалистического мышления и радикальной демилитаризации в преподавании истории. Французы вообще запретили преподавание истории, или, во всяком случае, стремились усиленно включить немцев во французскую культуру».

Да и сейчас, ввиду различия учебных целей, обусловленных национальными особенностями и школьными системами, попытками властей ограничивать доступ исследователей к архивным фондам, можно, при желании, написать только «общий российско-германский культурологический учебник», но это вряд ли будет объективным отражением реальной истории.

Действительно, трудно себе представить подобный «совместный учебник» вообще, даже посвященный только новейшей истории. Она полна драматизма – Первая мировая война 1914 - 1918 – годов, Вторая мировая – 1941 - 1945 годов, унесшие с обеих сторон миллионы человеческих жизней. И масса загадок: почему российско-германские отношения, при родственных связях правивших династий, традиционно начинавшиеся с установлением и развитием торгово-экономических, политических и культурных связей, завершались столь трагически. Даже сотрудничество большевиков с Берлином, которое развивалось практически по той же схеме, завершилось, в конечном счете, нападением 22 июня 1941 года фашистской Германии на Советский Союз.

Другое дело, например, готовить совместные учебные пособия по истории, когда учащиеся получили бы возможность знакомиться с разной интерпретацией событий с помощью использования достоверных архивных документов. Но это - частность, поскольку в России еще свежи раны Великой Отечественной войны, и россияне до сих пор ощущают на себе трагические последствия вероломного нападения Гитлера на СССР. Вряд ли это не понимает Директор Института всеобщей истории РАН Александр Чубарьян.

Другое дело, что согласно многим опросам, большинство россиян с симпатией относятся к немцам, давно простив этому народу бедствия, связанные с военной порой. Враждебность к тогдашним немцам россияне в массе своей не склонны переносить на Германию сегодняшнего дня. Но все же это пока еще не история.


Последующие после муниципальных и европарламентских выборов в Латвии недели стали, пожалуй, наиболее любопытными с точки зрения дальнейшей расстановки политических сил в этой прибалтийской республике. Напомним, что оглушительную победу на них одержал «Центр согласия», добившись двух мандатов в Европарламент и наибольшего количества депутатских мест в Рижской думе.

Автор - Дмитрий Ермолаев
Последующие после муниципальных и европарламентских выборов в Латвии недели стали, пожалуй, наиболее любопытными с точки зрения дальнейшей расстановки политических сил в этой прибалтийской республике. Напомним, что оглушительную победу на них одержал «Центр согласия», добившись двух мандатов в Европарламент и наибольшего количества депутатских мест в Рижской думе.

Автор - Дмитрий Ермолаев
Центральная редакция:
Адрес: Тел. +7 499 965-69-37, +7 919 773-61-46, Факс: +7 495 641-04-57
Электронная почта: rosvesty@yandex.ru
All rights reserved. «Российские Вести» 2002- ©