01 - 07 июля 2009   № (25)1966
Издается с 1990 г.
Krelin-9.Rosvesty.Ru

Riga.Rosvesty.Ru

Kiev.Rosvesty.Ru

Baku.Rosvesty.Ru

Pmr.Rosvesty.Ru









Так говорили гости в «Пушкинском» на церемонии закрытия
Такую оценку дал 31-му Московскому Международному кинофестивалю и министр культуры Александр Авдеев. Как известно, любое мнение можно подвергнуть сомнению, но это не тот случай. И дело не только в масштабности московского кинофорума, включившего 26 программ, прошедших при непосредственном участии 40 тысяч зрителей, но и в результатах. Все же любой кинофестиваль, как бы там ни было, это состязательный процесс. Итогом нынешнего стало присуждение главного приза Золотого «Святого Георгия» российской картине «Петя по дороге в Царствие небесное» - одной из трех отечественных лент, участвующих в основном конкурсе.

После конкурсного показа фильма режиссер Николай Досталь отметил, что факт участия его картины в основном конкурсе Московского фестиваля – это большая помощь в ее прокатной судьбе. Спустя несколько дней, уже после церемонии награждения он уточнил, что если съемочная группа и рассчитывала на какой-либо приз, то высшая награда стала в значительной степени неожиданностью. Но прокатному успеху ленты, которая выходит на экраны уже в июле, такой весомый фестивальный успех, конечно же, очень поспособствует.

Помнится, где-то на середине 10-ти дневного киномарафона, выходя из просмотрового зала в кинотеатре «Октябрь» вместе с Кириллом Разлоговым, поинтересовалась у него видением перспектив наших фильмов, участвующих в основном конкурсе. Почему-то именно подчеркнуто политкорректный ответ программного директора Московского фестиваля вселил очевидную надежду.

- Три отечественных фильма есть, остальное надо спрашивать у жюри. Все картины, включенные в конкурс, заслуживают того, чтобы их отметили.

- Какое место вы отводите Московскому фестивалю в мировой киноиндустрии?

- Московский фестиваль занимает место среди 12-ти крупнейших фестивалей мира. Раньше она называлась группой «А», сейчас никак не называется, но место от этого не изменилось.

- Каковы, на ваш взгляд, отличия нынешнего фестиваля от предыдущего, если они есть?

- Есть. Одно из них то, что после нескольких лет перерыва мы вернулись к принципу премьерности на конкурсных показах. То есть все картины конкурса - это либо международные, либо мировые премьеры. У нас появилось больше программ во внеконкурсном показе, который стал более структурированным. В программе «Перспективы» перешли от демонстрации первых-вторых фильмов к принципу показа экспериментальных лент вне зависимости от той или иной степени «уважаемости» режиссера в мире кино.

Надо сказать, что эту задачу на открытие новых имен и горизонтов прекрасно проиллюстрировал стартовый фильм второй конкурсной программы фестиваля «Первый отряд». У аниме-картины японского режиссера Есихару Асино оказалась русская начинка: сценаристы (они же продюсеры), актеры и соответственно сюжетные предпочтения. Об Отечественной войне с экрана заговорили по-новому, неожиданно, но победно. Фильм, ставший единственным анимационным проектом в программе «Перспективы», уступил пальму первенства грузинской ленте «Зона конфликта» Вано Бурдули, но получил Приз ИД «КоммерсантЪ» – генерального информационного партнера фестиваля. Да и Никита Михалков из тех картин, которые ему удалось посмотреть, выделил «Первый отряд».

Как хороши, как свежи были идеи

Президент кинофестиваля уверен, что зритель, просмотревший хотя бы пятнадцать фестивальных картин, может составить себе картину того, что происходит в мире. Собственно, это и является, по мнению Михалкова, смыслом фестиваля. Тем не менее общий «депрессивный» тон современных фильмов вызвал у президента кинофестиваля, да и не только у него, естественное отторжение:

- Мне хочется поместить режиссера в ту обстановку, которую он создает в своем фильме. Пусть он там поживет. Посмотрим, каково ему будет.

О тенденциях мрачноватого киноповествования в один голос говорили члены жюри основного конкурса. Они отмечали, что в программе просматривается тревога за человеческий мир, но таково сегодня, по их мнению, мироощущение художников. Председатель жюри Павел Лунгин, фильмом которого «Царь» открывался Московский фестиваль, говоря о принципах, по которым жюри определяло лучшую ленту, образно уточнил, что «в российских фильмах идеи были оригинальны и свежи, в то время как в зарубежных картинах осетрина была не первой свежести, хотя осетрина и была».

Отечественные фильмы были обласканы фестивальным жюри всех программ и рангов. Специальный приз получил фильм «Чудо» Александра Прошкина. Приз за лучшее исполнение мужской роли достался Владимиру Ильину («Палата № 6» Карена Шахназарова). Так и вышло, что ни одна российская лента основного конкурса не осталась без награды.

На прямой вопрос, почему среди лауреатов оказалось столько русских фильмов, английский продюсер Ник Пауэлл, член жюри основного конкурса, ответил не менее откровенным вопросом: «А что нам было делать, если они были лучшими?»

В этом случае совсем неплохо, что Кира Муратова с фильмом «Мелодия для шарманки» была заявлена как гражданка Украины. Эта, теперь уже зарубежная лента, но на русском языке, увезла немало наград. От основного конкурса картине достался приз за лучшее исполнение женской роли – юной Лене Костюк. Помимо этого «Мелодия» получила признание жюри ФИПРЕССИ, а Федерация киноклубов России и вовсе назвала ее лучшим фильмом основного конкурса.

Призу за лучшую режиссерскую работу суждено было отправиться в дальнее зарубежье, поскольку его обладательницей была признана мексиканка Мариана Ченильо. Картина «Пять дней без Норы» не стала исключением среди прочих фильмов, избравших в качестве посыла к развитию событий на экране ту или иную трагическую данность. В данном случае сюжет как полноводная река берет начало из сумрачного устья – смерти. Уход из жизни по сути главной героини, хотя та не принимает непосредственного участия в экранном действии, становится основным моментом, через который постепенно раскрываются характеры действующих лиц, их взаимоотношения. Режиссеру удалось максимально приблизить человеческий финал, его атрибуты к повседневной жизни семейства с двумя маленькими детьми, не вызвав при этом у зрителей чувства неловкости. Рассказать о самых страшных вещах без стенаний, надрыва, позволить себе взглянуть на необратимость человеческого ухода детскими глазами – большой талант.

Путь от книги до кино

Уже отмечалось, что 31-й Московский кинофестиваль прошел по более широкой программе, в многочисленных панорамах и ретроспективах которой нетрудно было отыскать кино по душе. Помимо этого организаторы фестиваля озаботились и чисто профессиональными проблемами, касающимися будущего киноиндустрии, взаимодействия российских и зарубежных продюсеров, реализации совместных кинопроектов. Площадкой для обсуждения таких вопросов, работающих на перспективу, стал Московский форум копродукции. В рамках форума состоялось проведение первого в России рынка кино-прав. Арт-директор агентства Инфо-Навигатор Антонина Галль считает, что основная его цель – объединить представителей кино- и книжного бизнеса, у которых много общих интересов. В первую очередь, потому, что число литературных адаптаций для большого экрана растет.

- Насколько продуктивны, на ваш взгляд, такие мероприятия?

- Для нас целесообразность их очевидна. Вообще идея сближения кинематографа и литературы представляется очень интересной. Все крупнейшие европейские фестивали такую программу имеют и поддерживают: в Лондоне, в Каннах. Первый такой опыт был у нас в Каннах в этом году. В Москве мы сделали питчинг (презентацию литературных проектов). Отобрали 10 проектов в самых разных жанрах. Да, это не авторы первого ряда, но несомненно талантливые, которые в силу разных причин не приобрели достаточную популярность.

- Продюсеры проявили интерес?

- Результаты, безусловно, есть. После питчинга продюсеры воспользовались возможностью встретиться с авторами, обговорить с ними интересующие детали. Ни один автор не сидел без продюсера, и уже получено пять предложений. Когда люди, интересующиеся одним и тем же, собираются вместе и имеют возможность говорить на общие темы, это дает большую уверенность, что проекты осуществятся.

Вот так выстраивается сегодня мостик между авторами, агентами и издателями. Между миром литературы и миром кинематографа.

О том, что происходит сегодня в российском кинематографе, лучше всех осведомлен президент Московского фестиваля Никита Михалков. К нему и следовало обращаться за разъяснениями: почему звезды так разборчивы, почему по зелени ходить приятнее, почему…

Время для гурманов

- Почему дорожка зеленого цвета сменила красную?

- А чем плох зеленый? Это цвет надежды, цвет патриарха. Для кого-то цвет доллара.

- Такое количество программ на фестиваля не сбивает зрителя?

- Вот накрыт стол: борщ, котлеты и компот. Вы поели и слава богу. А вот накрыт стол, и на нем есть все, глаза разбегаются. Это и есть возможность самим выбирать. В данном случае такая насыщенная программа - на все вкусы. Конечно, не все посмотрели, что хотели. Но когда есть разнообразие….

- А что делать, когда время (10 дней фестиваля) для киногурманов пройдет? Опять фаст-фуд - иностранные блокбастеры, заполонившие прокат?

- Это вопрос долгосрочной кинематографической политики, которая начинается со школьной скамьи. На нынешнем фестивале был конкурс мобильных телефонов: снял изображение на мобильный - и вот уже кино. С одной стороны, это замечательно, с другой - девальвирует профессию. И все-таки я тешу себя надеждой, что наш зритель воспитан на великой русской литературе. Но тут встает вопрос об образовании, а это - большой разговор. 

- Жизнь отличается от литературы. Вы довольны фильмами фестиваля?

- Можно сетовать на качество кино, но не на качество фестиваля. Есть вещи, которые имеют определяющие значение для фестиваля: это не звезды, а количество программ, зрителей. Вот что такое фестиваль. В этом году выросло количество сеансов на 18%, посещаемость на 17%. Изменилась атмосфера. Раньше билет на тусовку был интереснее, чем кино. А сегодня ломятся на просмотры..

У России огромный потенциал с точки зрения кинематографического бизнеса. У нас 120 млн. зрителей. Почему приезжают в Канны звезды? Потому что там хороший фестиваль, а в Москве плохой? Да потому, что в Каннах есть кинорынок. Продюсер говорит – надо, потому что мы продадим картину туда-то и туда-то. И они едут. Как только у нас будет рынок, отбоя не будет от звезд. Но сегодня Московский фестиваль еще не имеет того единственного лица, который бы я хотел у него видеть.

Надо сказать, что президент фестиваля вел свой блок на Рамблере. Он считает, что прямое общее очень нужно.

- Я получал замечательные вопросы. Кстати, лучший вопрос будет отмечен. В прямом общении ты формулируешь то, что потом выливается в позитивный творческий импульс.

Как истинный художник Михалков за фестивальными заботами не забывает о собственных творческих задачах. Наконец завершены съемки фильма «Утомленные солнцем – 2». У режиссера есть желание выпустить картину к 65-летию Победы, показать фильм 9 мая на огромном экране на Красной площади. Если не получится, намечены более скромные планы: сделать фильм весной. Выбрать для начала проката какой-нибудь хороший уикенд. С прокатчиками, что очень важно, уже есть договоренность. Достаточное количество стран проявили интерес к картине и даже сделали предоплату партнерам, которые имеют права на показ фильма по миру.


28 июня завершился 31-й Московский Международный кинофестиваль, который в этом году отпраздновал очередной юбилей – 50 лет.

Автор - Лада Меркулова
28 июня завершился 31-й Московский Международный кинофестиваль, который в этом году отпраздновал очередной юбилей – 50 лет.

Автор - Лада Меркулова
Центральная редакция:
Адрес: Тел. +7 499 965-69-37, +7 919 773-61-46, Факс: +7 495 641-04-57
Электронная почта: rosvesty@yandex.ru
All rights reserved. «Российские Вести» 2002- ©